Кирьяко А.

 

Между скучной однотонной правдой и красивой цветастой ложью

 

Недавно на глаза мне попалась одна статья, возвратившая меня к мыслям, которые мы когда-то уже обсуждали с Юрием Шестопаловым. Написана она известным биологом, но касается философских вопросов эволюции. Точнее, речь идет о том, что эволюционная теория есть один из основных примеров воплощения идей диалектического материализма (Эрнст Майр.  Корни диалектического материализма . Журнал Природа, № 9,  2004; см. на  http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/PR_NEW_W.HTM)

Меня заинтересовало то большое значение, которое автор-биолог придает философии, посвящая ей не только эту статью, но и книги, упоминаемые в редакторской статье. Приведу из нее большой отрывок:

 

В сфере интересов Майра самый широкий круг биологических проблем. Каких именно - лучше всего говорят заголовки разделов его книги Эволюция и разнообразие жизни (Evolution and the diversity of life. N.Y., 1976): Эволюция; Видообразование; История биологии; Философия биологии; Теория систематики; Вид; Человек; Биогеография; Поведение.

Основная идея, которую Майр развивал начиная с 40-х годов, - противопоставление нового эволюционного популяционного мышления старому типологическому, противостоявшему эволюционизму.

Вторая и, пожалуй, не менее важная проблема, занимавшая его, особенно во вторую половину жизни, - это специфичность биологии, ее отличие от наук физического цикла и, соответственно, малая пригодность для биологии идей, понятий и логики науки, предлагаемых физиками или логиками. Физик имеет дело с объектами, существующими в неопределенном количестве, но при этом идентичными. Атом натрия остается атомом натрия всегда и везде, какую бы историю он ни претерпел. Но среди живых объектов нет двух идентичных, они все уникальные. Но при этом биологи, изучающие процессы и функции, конечно, отличаются от систематиков и эволюционистов: первые во многом близки к физическим наукам, а вторые - к историческим.

По мнению Майра, биология должна иметь свою философию, исходящую из особенностей самой этой науки и ее объектов. Он писал: Многие философы - быть может, даже большинство, включая и такую выдающуюся личность, как Карл Поппер, все еще ищут альтернативу дарвинизму. Но философы также сумели повлиять на Майра: предложенный Поппером термин эссенциализм, будто бы составляющий философскую основу типологического мышления, Майр принял, хотя он отнюдь не способствует пониманию сути дела.

 

Для чего биологии нужна философия?

Вот о том, нужна ли философия биологии или любой другой науке, мне бы и хотелось здесь поговорить. Дело в том, что философия в 20-м веке оказала огромное влияние на физику - науку, в отличие от биологии, совсем, казалось бы, не связанную с человеком. Анализ этого влияния я кратко изложил в недавней серии заметок о состоянии современной физики (см. в архиве сайта Мысли выпуски 13, 14 и 15). Квинтэссенцией анализа могут послужить слова одного из создателей современной физики Макса Планка (см. ст. "Единство физической картины мира", 1909 г., стр. 46.):

"Является ли физическая картина мира только более или менее произвольным созданием нашего ума, или же, наоборот, мы вынуждены признать, что она отражает реальные, совершенно независящие от нас явления природы? Выражаясь конкретнее, имеем ли мы разумные основания утверждать, что принцип сохранения энергии существовал еще тогда, когда ни одни человек не мог думать о нем?

       Если я, на основании всего вышесказанного, отвечу утвердительно на этот вопрос, то я при этом хорошо сознаю, что этот ответ находится в известном противоречии с тем направлением в философии природы, которым руководит Эрнст Мах и которое пользуется в настоящее время большими симпатиями среди естествоиспытателей. Согласно этому учению, в природе не существует другой реальности, кроме наших собственных ощущений, и всякое изучение природы является в конечном счете только экономным приспособлением наших мыслей к нашим ощущениям, к которому мы приходим по влиянием борьбы за существование. разница между физическим и психическим - чисто практическая и условная; единственные существенные элементы мира, это - наши ощущения."

 К сожалению, все то же самое, что сказал Планк о влиянии идеалистической философии на физику, можно сказать о многих других областях науки. Не буду повторяться, а отмечу только те выводы, которые нам диктует история.

Существует только одна, и довольно простая, картина мира - материалистическая, к которой ведут факты и диалектическая (т.е. порождаемая критическим осмыслением фактов) логика.

Наряду с  этим существует почти бесконечное число картин мира, созданных нашим воображением, большинство из которых имеют весьма незначительное отношение к реальной природе вещей. Это каждый раз обнаруживается после экспериментальной проверки такой картины. Слово экспериментальной я поставил в кавычки, поскольку эти эксперименты сам человек не подготавливал и не проводил с целью проверки теории. Более того, думаю, никто бы не захотел ни ставить, ни повторять их, если бы мог представить возможные ее результаты. Дело в том, что влияние философии на науки и общественную жизнь чаще всего было сугубо отрицательным, и корни этого лежат в соотношении между реальностью и идеями об этой реальности в нашей голове.

 

Приведу только два примера. Самыми значительными, оставшимися в нашей памяти, из этих картин мира, построенных философами на основании только собственных идей, были христианство и марксизм. История проверила их и (почти) отбросила, как совершенно не соответствующие реальности. К сожалению, эти проверки сопровождались (и в какой-то мере продолжают сопровождаться) большими потерями жизней, времени, энергии и творческого потенциала людей.

 

Но почему так цепко держит людей это пристрастие к созданию нереальных мыслительных конструкций? Почему тот же Майр - несомненно, хороший биолог - так расположен к философии и придает ей такое большое значение? Почему с таким пиететом отзывается он о Поппере и других философах (в работах которых - можете проверить - нет ни капли положительного знания, то есть знания, применимого для пользы биологии или других наук)? Можете расспросить биологов, внесших вклад в ее развитие, чтобы убедиться, что они в своих работах никогда не руководствовались идеями Поппера или другого какого-либо философа. О физиках можете почитать книгу С. Вайнберга "Мечты об окончательной теории", в которой он без всяких колебаний отзывается о философии, как о тормозе в развитии физики (безотносительно к тому, что сам он, того не замечая, является последователем методики Маха)..

Могу предположить два основания для этого. Во-первых, в глазах людей может рассчитывать на успех только такая теория, которая обещает нечто, что человечество жаждет получить, но пока не имеет. Понятно, что большинство теорий, предлагаемых философами и иже с ними относятся именно к такому виду и привлекает нас легкостью решения глобальных проблем.

 Еще одно основание - магия непонятного: большинство людей не могут поверить, что в основе всех этих философских трактатов лежит только бесконечное цветастое словотворчество (не решаюсь сказать словоблудие, поскольку не верю, что философы делают это целенаправленно).

 Майр явно недостаточно знаком с философией, поскольку приписывает законы диалектики, сформулированные идеалистом Гегелем материалисту Энгельсу. Еще более странным выглядит его попытка показать отличие биологии от наук физического цикла и, соответственно, малая пригодность для биологии идей, понятий и логики науки, предлагаемых физиками или логиками (о чем выше говориться в редакторской статье). Ведь это явно противоречит диалектическому материализму, сторонником которого Майр себя считает: если в каждой науке своя логика, то это уже не диалектический материализм, а как раз чистейшей воды идеализм.

Могу предположить поэтому, что Майр просто верит в то, что за новыми словами, выдуманными этими философами, стоят новые важные сущности.

Смею утверждать, что большинство философских терминов, созданных  со времен средневековых схоластов, не исключая представителей классической немецкой философии и следующих за ними поколениями философов, не обозначают ничего нового. Не верите?

Проделайте опыт, который я проделал когда-то в молодости (это, к сожалению, требует значительного времени, но стоит того). Выпишите философские категории, приведенные в трудах Гегеля, Канта, Поппера и пр.  знаменитых философов. Они в огромном количестве разбросаны по их произведениям (философы как бы соревнуются, кто из них изобретет больше новых понятий). Даже в короткой статье Мейера без труда можно обнаружить с десяток слов, цитируемых им, которые нигде, кроме как в философии не встречаются (эссенциализм, физикализм, типологическое мышление, холизм, органицизм, редукционизм, холистический материализм, ирредукционизм, имманентно присуща, и т.д.)

А теперь попытайтесь, пользуясь справочниками, энциклопедиями и всем, чем хотите, выяснить, что означают эти слова. Могу вам сказать, что именно вы получите. В большинстве случаев вы обнаружите тривиальные переопределения других понятий. Нигде больше эти слова не оказываются полезными и нужными.

Выпишите также сентенции, так часто цитируемые философами из книг и статей своих собратьев по перу. Вот образчики из статьи Майра (цитаты Алена): Процесс естественного отбора есть диалектический процесс, который мы обнаруживаем в природе. Представление о том, что внутреннее изменение в системе есть естественный результат взаимодействий противостоящих сил или тенденций внутри самой системы. Три известных закона диалектики Энгельса: - перехода количества в качество и обратно; - взаимопроникновения противоположностей; - отрицания отрицания). Что за мысли выражают эти сентенции? Совершенно тривиальные и банальные.  Даже знаменитые законы диалектики Гегеля были и остаются совершенно бесполезными высказываниями. Утрируя, можно сказать, что они являются тривиальными переформулировками простых мыслей древних мудрецов (нельзя войти дважды в одну реку, все течет и т.д.). Они красивы, напоминают нам о бренности нашего земного существования и т.п., но совершенно бесполезны в практической жизни. Использовать их для получения какого-то полезного результата ни разу не удалось никакому ученому. Нет сведений о том, что кто-либо на Земле использовал их даже в ходе своих логических  рассуждений.

Но под впечатлением огромного количества измов мы не можем поверить, что здесь нет ничего, кроме констатации тривиальных фактов. Боясь быть осмеянными, мы не имеем смелости признаться в том, что король-то голый.

Когда вопросы касаются абстрактных построений, философы чувствуют себя превосходно. Но как только разговор касается конкретных приложений их идей, они становятся совершенно беспомощными.

 

Так, что же, спросит читатель, все эти тысячи томов, написанные со времен Гильгамеша и рассказывающие о том, как человек представлял себе мир и как он хотел бы его видеть, являются мусором? Я так не думаю.

Мое кредо заключается в том, что философия - это такое же великое творчество человеческого духа, как поэзия, музыка, театр и пр. искусства, которые нас развлекают и наполняют нашу скучную жизнь неким виртуальным смыслом. Материализм слишком скучен для этого: он, пожалуй, больше предназначен для науки.

Но отличие философии от поэзии, музыки и пр. видов творчества заключается в том, что картины, созданные философией, могут быть приняты за реальность, а это неоднократно очень дорого обходилось человечеству.

Мое отношение можно выразить фразой: наслаждайтесь философией, но не принимайте ее всерьез.

Мы же не пользуемся Евгением Онегиным как руководством по экономике :-), хотя Евгений:

Бранил Гомера, Феокрита;

За то читал Адама Смита,

И был глубокий эконом,

То есть, умел судить о том,

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.